После смерти Задорнова в обществе всколыхнулись разговоры и размышления о словах русского языка, их семантике и глубинном всеохватывающем смысле. В основном все это сопровождается чувством гордости и превосходства перед носителями романских языков: насколько смысл слов узок и усечен у них там, и как глубоко и широко охватывают этот смысл слова русского языка. Думаю, что все читатели эти разговоры слышали, а может быть кто-то даже в них активно участвовал.

И все это действительно так. Статей о богатстве и могуществе русского языка написано очень много, и еще много будет написано, поэтому я не вижу смысла здесь это в очередной раз компилировать. Но сегодня я бы хотел рассмотреть эту тему немного с другой, более неожиданной, стороны. И в этом выпуске мы рассмотрим всего лишь одно слово. Но осень важное слово! В нем заключена вся суть нашего здесь воплощения. Это слово мы либо используем каждый день (если не час) и оно обязательно фигурирует в нашей речи, мыслях и образах, потому что альтернативных синонимов у него не существует. Это слово - ЖИЗНЬ.

Также как капля может отражать в себе всю вселенную, так и слово жизнь отражает в себе многие события, странности и метаморфозы, происходящие в России (если формулировать точно - не только в России, а вообще в судьбе всех людей, являющихся носителями русского языка, особенно тех, для кого этот язык является единственным). Мы не сможем сегодня рассмотреть все многообразие этих политических и социальных процессов, и рассмотрим только эту одну "каплю" в которой они оказались отражены. И слово жизнь является удачным вариантом такой "капли", в ней действительно много чего отражено, в том числе много того, что нам не особо нравится и мы этого не хотели бы замечать.


Ну я не знаю, возможно только мне одному так кажется, что здесь есть какое-то издевательство. Назвать первооснову нашего здешнего бытия шипяще-шепелявым словом на букву "ж". И если бы не звонкая буква "з" посередине, такое слово своей семантикой могло вызвать только тошноту. И заметим, что буква "з" появилась уже в результате "осовременнивания языка", а в более старых наречиях и середина слова "глушилась", например нередко в устной речи используется вариант "жисть", ну а само слово "жизнь" скорее всего возникло как модификация более старого и глухого обозначения жизни - "живот". Но при этом даже включение двух звонких звуков "з-нь", не особо добавило в семантику этого слова мажорных вибраций, скорее только чуть прикрыло и прикрасило древнюю основу.

Настораживает также отсутствие альтернатив слову "жизнь". Хотя казалось бы такое широкое и всеохватывающее понятие должно было иметь тысячи слов, обозначающих разные варианты и оттенки этого явления. Но нет же, как отрезало - только одно слово для всего. Я живу в городе..; получаю зарплату и трачу на жизнь; всю жизнь стремился..; просто живой (в том смысле, что не умер). И все это обозначается одним словом. Тут так и хочется съязвить: ну и где же ты - великий и могучий? Ну хоть одно слово, один аспект жизни, не обозначающийся через "жи"..

А отсутствие синонимов делает восприятие самого понятия жизни закостенелым и безальтернативным. Поэтому возможно многие читатели не поймут и не разделят такого глумления над словом "жизнь". Как ни крути, но то, что мы привыкли называть этим словом в целом - является для нас самым ценным и сокровенным ресурсом, которым мы располагаем. И пусть даже его назвали таким словом - это не отменяет его ценности. Если бы были альтернативы с другими звуками, мы бы воспользовались ими, но таких альтернатив нет. И поэтому не остается ничего другого, как любить или ценить что есть.. Но такие альтернативы есть в других языках, и мы можем их рассмотреть. И хорошую альтернативу здесь дают языки романской группы, немотря на то, что они узкие, и не настолько великие и могучие, как наш. Но для обозначения жизни там выбрана более благозвучная семантика.

Возьмем английские варианты, где слово "жизнь" обозначается двумя терминами Live  и Life. И если мы прочтем их на русский лад, то получим слова "лаве" и "лафа", считающими у нас неприличными и вульгарными. Слова произносятся почти одинаково (лайв и лайф") и отличаются только окончанием. Звонкое окончание "v" подчеркивает то, что мы привыкли называть "активной стороной жизни", а через "f"  обозначается сторона жизни связанная с текучкой, ритиной и суетой-сует. Для примера можно привести еще "рифмующиеся" с их восприятием жизни слова, отличающиеся только окончанием: Like (нравиться, стремиться к подобию), Line (прямая линия). Ну можно привести еще созвучное слово Love (любить). Вот мы примерно и получили собирательный образ представления о жизни у носителя английского языка. Для него жизнь подобна некой линии пребывая на которой он получает удовольствие, разбавленное суетой и рутиной, к чему-то стремится, кого-то и что-то любит. Примерно такая концепция жизни у них. И буква L - закладывает "звонкий" резонанс.

Ну а теперь возьмем "жизнь" из нашего великого и могучего.. Тут сложно назвать с чем она рифмуется. Ну одно слово на букву "ж", в самой приличной интерпретации, обозначающее место на котором сидят, - наверно уже вспомнили все. А больше на букву "ж" вроде и не встречается ничего интересного. Если хорошо поискать, то "рифмующиеся" слова найдутся, но они вряд ли зарядят нас каким-то позитивом. В первую очередь это слово "живот" (животное) - собственно это слово и является родителем слова "жизнь", когда-то это так и называли. Другие варианты: жижа, жир. И судя по всему это уже трансформации от слова от "жизнь" - явно не подразумевающие нечто высокое и красивое... Ну и конечно, если сравнивать семантику с английским вариантом, наша концепция - просто мрак. И здесь наверно как раз тот случай, когда срабатывает феномен: как корабль назовешь, так он и поплывет.

Несложно догадаться, что настоящие корни слова "жизнь" надо искать где-то в санскрите. И похоже на то, что нужный вариант мне удалось найти, он сохранился в терминологии индусских учений. Это термин "джива". Приведу здесь определение из википедии, и в принципе все у нас станет сходиться. Джива - понятие в индийской религиозно-философской традиции обозначающее духовное, вечное живое существо, отдельную душу. Возможно звук "д" был добавлен для придания термину помпезности. Но если отбросить помпезность, то д-жива - это и есть жизнь. То что придает какой-то аморфной форме признаки одушевленности - это д-жива. Например, черви в навозной куче или микробы - обладают д-живой, точно также как животные или человек. И именно этот термин, судя по всему, трансформировался в слово "жизнь".

И тут совсем не поспоришь, что русский язык велик и могуч, и в данном случае слово "жизнь" охватывает огромный пласт бытия и знаний. Термин действительно хорош и точен. Но вся загвоздка в том, что такой термин скорее технический. Дживой (жизнью) можно наукоемко обозначить биологическую форму, в матрице которой мы вместе с другими особями здесь пребываем. Его удобно было бы использовать в медицине, например "пациенту удалось сохранить жизнь". Или в рассуждениях на тему "есть ли жизнь на других планетах" - это слово вполне уместно. Иногда на нас может найти эзотерическая блажь и мы можем предаться размышлениям о том, что мы также являемся частью этой дживы. Но существует и другая часть реальности, где каждый человек имеет свои желания, увлечения, интересы, потребности, разочарования, конфликты, и все это было бы логично обозначить каким-то другим, более звонким и бодрым по звучанию словом. И удивительно, но таких слов в русском языке нет и никогда не было. Возможно их нет и в других славянских языках.

Заметьте, что слово "жизнь" крайне неудобно применять к себе. Созвучность с дживой означает скорее всеобщую составляющую жизни. Джива как бы одна на всех, как эфир, проникающий в неживую материю, и превращающий ее в биологическую форму. Поэтому говорить "моя д-жива" (моя жизнь), это все равно, что объявить - "мой воздух"

Попробуйте сказать где-нибудь в обществе слова "я живу", "моя жизнь", "в моей жизни было много.." - всегда будет возникать конфуз и дискомфорт, сопровождаемый чувством стыда. Некоторые люди считают это "комплексом" и даже пытаются его преодолеть. Но это никакой не комплекс, вся подлянка тут в корне "жи". И дело тут не в том, что этот звук чем-то плох, просто он не предназначен для того чтобы с его помощью обсуждали мышиную возню и текучку. Этим и вызван конфуз, что такое слово по семантике в данной ситуации неуместно. Именно по этой причине корень "жи" в официальной речи всегда пытаются закрыть витиеватыми приставками и суффиксами типа "проживание", "место жительства". А порой бывают ситуации, когда требуется сказать что-то простое и относящееся к жизни, но при этом не хочется использовать слово "жизнь" из-за его подтекста - и иногда приходится городить целый огород из слов, примеров, чтобы сформулировать мысль.

И кстати, если вы видите людей, которые "преодолели" этот комплекс и свободно используют в своей речи "я живу", "моя жизнь" и пр. от первого или третьего лица (моя жизнь, твоя жизнь), то это говорит о том, что данный человек успешно преодолел какое-либо уважение ко всем, кто его в данный момент слышит. Потому что, для того чтобы переступить этот барьер и начать использовать фразы типа "моя жизнь" в обиходе речи и в качестве аргументов для назидания - нужно подавить в себе все зачатки уважения к этим людям, и отнести их "на сорт ниже". И именно к этому всегда подсознательно стремятся носители русского языка, ну потому что только так можно "начать по-настоящему жить",  не стесняясь открыто заявлять об этом. Хотя, конечно, это все не обязательно, называйся у нас жизнь другим словом, не было бы и этого конфуза и необходимости записывать окружающих в нижестоящий сорт. Как этой проблемы нет в английском "my life" - не создает конфуза, никого не цепляет. И именно наш великий и могучий язык программирует в слове "жизнь" на такой менталитет.


Чтобы не возвращаться больше к этой теме, приведу в пример еще одну полдянку, связанную с другим слово. Это слово также является центральным, и наверное, самым широко используемым в любом языке. Речь пойдет о слове "Я". Как известно, в русском языке - это последняя буква алфавита, и именно этим словом мы обозначаем окружающим свое любимое Эго. В чем подлянка здесь? Да в том, что звук "Я" чрезчур "громкий". Это как боевой клич, или как выстрел из пистолета, который мы достали, и теперь надо либо "мочить", либо вообще его не доставать. Соответственно, другие люди, которым мы по тем или иным причинам выставляем свое "Я" в качестве довода, могут в ответ "агриться", и чтобы это не провоцировать, многие люди предпочитают спрятать свое "Я" подальше, взаимодействуя с ними. И все это опять же запрограммировано в языке. Конечно наше Эго величественно и полностью достояно такой помпы, но далеко не каждая ситуация требует того, чтобы Эго вламывалось туда с громкой поступью и криком "Я", точно также когда мы куда-то заходим не обязательно бывает хлопать дверью и топать. Но звук "Я", обозначающий себя, всегда действует именно так.

Многие люди воздерживаются от использования слова "Я" в своей речи, особенно взаимодействуя в малознакомом обществе. И чтобы как-то обратить внимание на свое Эго, используют хитроумные отходы и витиеватости. Все это создает неудобства, практически на ровном месте. Конечно при желании проблема обходится, как правило, вместо "Я" используется "мы", окружающие подыгрывают в эту игру и тоже обращаются на Вы. Но "мы" это не "я" и не во всех ситуациях такая замена проходит. Всегда можно в ответ поинтересоваться "а где же остальные?", а следовательно, чтобы дальше отстаивать свою позицию нужно заручиться статусом "мы". Когда "Я", как все знают - последняя буква в алфавите. Именно это и воспитала такую черту менталитета как коллективизм. Не от того, что мы выбрали коллективизм, потому что это с ним здорово и удобно по жизни. Просто именно такую формулу ментальности нам прошили через язык.

Чаще всего слова "Я" вообще опускается в обыденной речи, дабы не создавать на ровном месте негативных побочек. Либо подменяется и "разбавляется" менее "ударными" словами-паразитами (типа, эээ, ну, "значит". Например, мы встретили знакомого и хотим сообщить ему, что вчера мы выполнил действие А. И это может звучать так: ну вот, вчера сделал действие А... Начинать разговор на равных со слова "Я", можно сказать, у нас считается неприличным, поэтому каждый выкручивается как умеет. Если уже на наш намек о себе обратили внимания, то уже дальше рассказывая продолжение, допустимо бывает вставить в него "Я".

Вероятно именно это является причиной вольной перестановки слов в русском языке, которую нам преподносят как некую "свободную фичу" русского языка, которой нет в английском, и там применяется строгий порядок в построении предложения: подлежащее - сказуемое, и никак иначе. Ну а мы, ввиду богатства языка, можем завернуть предложение так как нам хочется, и якобы это позволяет передать больше "смысловых оттенков". Но скорее вся эта "вольность и многообразие смыслов" обусловлена только тем, чтобы спрятать свое "Я" где-нибудь между слов, чтобы не провоцировать отрицательную реакцию собеседника. Никаких особых смысловых оттенков, которых бы не было в других языках при этом не передается. Ну да, мы можем этой перестановкой где-то усилить напор, а где-то его смягчить. Но и это создает множество проблем , причем в самых простых ситуациях, когда нужно подойти и сказать "я сделал",  (я собираюсь сделать), "я хочу"... - мы вынуждены на ровном месте изобретать велосипед..

Но в "громкости" слова "Я" также есть и своя привлекательная сторона. И проявляется она при взаимодействии с противоположным полом. В этом случае активное проявление "Я" совсем не раздражает партнера, а наоборот - возбуждает. Нередко из повседневной жизни выхватываются такие сцены, когда парень общается с девушкой, и от него сплошным потоком исходит это самое Я-Я-Я-Я, ну а подруга все это внимает, развесив уши. Все это мы привыкли называть словом "понты". Причем это самое "Я-Я-Я-Я" улавливается даже не как звук, а скорее как энергетическая вибрация. Эта вибрация взаимно возбуждает партнеров, но ее агрессивная составляющая никуда не исчезает, и отыгрывает на окружающих. Окружающие люди, попавшие под влияние этой Я-Я-Я-Я-вибрации начинают терять энергию, которая стекается к этой парочке. Именно по этой причине, такие увлеченные пары, предпочитают не сидеть дома и выяснять там свои отношения, а выходить погулять куда-то в социум, так, чтобы под создаваемую ими вибрационную волну попало как можно больше разных людей. Именно из этой собираемой энергии начинает формироваться новая сущность, которая хоть и связана с партнерами, но уже стремится вести "свою игру" и пытается навязать свои правила. Это и будет началом трансформации отношений в продолжение рода..

Мы не будет здесь глубоко вникать в этот процесс. Просто отметим, что присутствие в русском языке такого сильного слова "Я" особым и недоступным для носителей других языков образом переживать любовные отношения. Если бы у нас не было слова "Я", и мы обозначали бы свое Эго каким-то другим словом, то и отношения у нас складывались бы совсем иначе, и переживания бы в них были бы другими.

Если мы посмотрим как все происходит в английском языке, то решение с самовыражением своего "Я" там оказалось более изящным. Обозначая себя, они используют тот же звук "я", только в перевернутом виде. Если английский I (ай) прочитать наоборот, то получится наше Я. И в таком перевернутом виде слово перестает содержать в себе вызов и боевой клич, его можно использовать, чтобы без всякого вызова обратить внимание на свою позицию и о чем-то договориться. Ответной агрессии оно не порождает. Было бы интересно узнать, кто же первый пришел к тому, чтобы перевернуть единственное слово, и обозначать себя тем же звуком, но наоборот. Но я больше склоняюсь к тому, что изначально в ходу были оба варианта, и наше Я - означало "большое Я", резонирующее с космосом и являющееся частью вселенной, а английское "I" - маленькое я, с его мелкими проблемами и потребностями. А потом между носителями образовалась противофаза и они разделились по сегментам, и каждый стал строить свою ментальность путем отрицания противоположной. И в принципе эти два слова можно было бы и сейчас использовать одновременно. И это избавило бы носителей русского языка от проблемы, когда они пытаются вставить слово "я" туда, куда оно совершенно не лезет, а вставить надо, потому что альтернатив нет. Понятно, что менять язык и вводить в него новое слово "я" никто не будет. Но здесь важнее знать, что такие варианты в принципе могут существовать,  "Я" и "я" в разных ситуациях могли бы обозначаться разными словами и соответствующим ситуации звучанием. И такое разделение было бы полезно всем народам и ментальностям. Хотя мозги для такого разделения своего "Я" должны перестроиться кардинально.


Но вернемся к слову "жизнь". Попробуем разобраться, как вообще могло получиться так, что наше самое ценное здешнее достояние, которое нам дано, и чем мы можем распоряжаться - было названо таким, по сути медицинско-анатомическим термином. Термином, которые совсем не резонирует с романтикой. В этом слове нет оптимистического резонанса и надежды на что-то хорошее и красивое. Сугубо констатация некой массы заключенной в биологическую форму, куда-то карабкающаяся в этой форме, к чему-то там по-своему стремящаяся.. Примерно так можно резюмировать определение слова "жизнь".

Просматривается в этом слове и легкий оттенок пренебрежения. Он очень удачно подмечается в однокоренном слове - животное. Ну просто животные, потому что живые, и это сразу расставляет все точки. Не питомцы, не друзья, не помощники, не "братья наши меньшие", а именно животные. Вот и слово "жизнь" формирует примерно такую же концепцию.

Другой пример. Почти все люди относятся к сексу как к некому таинству, ждут от него нечто новое, приятное, перспективное. И никто не скажет своему партнеру: давай пойдем и совокупимся. Но почему? Ведь это же самая настоящая "жизненная" правда, выраженная очень точной словесной конструкцией. Так вот слово "жизнь" примерно также уничтожает всю романтику и таинство нашего существования, как слово "совокупление" убивает таинство и романтику секса. Хотя в нашей стране все это проходили и раньше. Например в СССР не было слов "секс" и "трахаться", а были "брак", "беспорядочные половые связи", "сожительство" и пр. Было (и никуда не делось по сей день), нецензурные слова на букву "е" и "б".. Но тем не менее люди все равно этим занимались и получали удовольствие. Не знаю уж, какими словами они фиксировали концепцию своих "достижений". Но в принципе, об этом можно спросить у старшего поколения, скорее всего они охотно это расскажут, как им было с этим тяжело. Ну а дальше подоспели английские заимствования, которые моментально охватили весь СССР. В один миг все сразу стали "заниматься сексом" и "трахаться".

Тоже самое и со словом "жизнь". Несмотря на отсутствие в его семантике чего-то таинственного и романтичного, люди все равно продолжают вкладывать в это "медицинское" слово какие-то красочные впечатления. Только в отличие от секса, столь модные ныне иностранные заимствования к слову "жизнь" так и не притянулись. Несмотря на то, что заимствования активно используются в обозначении всевозможных частных проявлений жизни, связанных с работой, бизнесом, деловыми отношениями и пр. Но к самому слову "жизнь" они никак не приклеиваются.

Возможно это связано с тем, что английский аналог слова жизнь звучит для нас до неадекватности радостно. Как мы уже отметили, это было бы что-то созвучное со словом "лафа". И это действительно не лезет ни в какие ворота, поскольку жизнь в России - никак не может называться "лафа", даже для тех, кто относительно хорошо устроился, их жизнь может быть по-своему интересной, прекрасной и удавшейся, но это все равно не будет "лафа". Мы можем скопировать из-за границы все, что только можно скопировать: их товары, технологии, модели отношений. Даже если мы все это скопируем, и нам здесь будут давать столько же денег и удобств, как это практикуется за границей - все равно наша жизнь от этого не превратится в их "лафу", по тем или иным причинам это будет каждый раз не получаться. Потому что наш язык этого не позволяет.

Почему же наши предки оставили нам такое жестокое наследие, одним тем, что назвали здешнюю жизнь этим словом? Ведь не из вредности они так поступили, для того чтобы потомкам, оставшимся после них было как можно хуже. Происками врагов это тоже быть не может. Никакие враги не могут заставить не любить, то что мы любим. В данном примере речь идет о жизни. И поэтому можно утверждать, что наши предки не любили эту жизнь в самом глобальном понимании этого термина. И это свое видение они передали нам через язык. Точнее, передали они его многими способами и примерами, но то, что было закодировано в языке - обладает наибольшей стойкостью к искажениям. Остальные каналы, мы судя по всему уже утратили. Чтобы было быстрее я приведу здесь "художественный" пример, как все это могло происходить.

Представим себе человека (назовем его сантехником), которого отправили чистить канализационную клоаку, и закрыли его там, чтобы он никуда не выскочил. Поскольку такая клоака не является его домом, то и весь "окружающий мир" он стал называть соответствующими словами, в которых (мягко говоря) содержалось мало торжественности. Ну какие достопримечательности могут быть в клоаке? Есть там массы, составляющие ее "эфирную основу", которые встречаются везде, их можно было в общем случае бы назвать дерьмом, есть в клоаке какие-то местные жители, которым тоже было придумано какой-то название, скорее всего позаимствованное из "верхнего мира". Вот примерно также сложилась "концепция жизни" в русском языке.

При этом, даже для выживания в клоаке, необходимо было использовать какие-то местные ресурсы и качества. И по идее эти ресурсы должны были бы выбиться из общего ряда, и приобрести какие-то более торжественные названия. И в русском языке такие ценности тоже обозначены, но как правило с постоянным акцентом и напоминанием, типа: да, это конечно, все ценности, но эти ценности важны и актуальны только для этой клоаки. Например, хорошим примером тут может быть слово "еда".

Менялись поколения, и связи с "верхним миром" постепенно утрачивались, но язык дольше всего остального сохраняет инертность, и те базовые слова, в которые был заложен определенный смысли просто так не выбросить и не заменить. Теоретически мы могли бы отказаться от слова "жизнь" и заменить его каким-то более торжественным аналогом. Вряд ли это получится сделать изнутри, и скорее всего ради этого придется уехать в другую страну, оборвав большинство местных ментальных связей. И такие примеры мы видим, даже по центральным каналам кто-то постоянно заявляет, что "из рашки надо валить, потому что лафы здесь никогда не будет", и они по-своему правы. Если использовать наш пример с сантехником, то это будет равносильно принятию, что отныне "клоака" становится родным миром и домом, а все ее ценности - самыми настоящими ценностями (без всяких юмористических подвохов). Но люди в России в основном понимают, что в слове жизнь больше силы и концептуального охвата, чем в западной аналогичной концепции. И поэтому воздерживаются от замен.

При этом надо отдать должное западному миру, за их свой, достойный уважения, подход. Отбросив свойственное для нас бухтение и отрицания, в стиле "в какой клоаке мы живем", они приложили все усилия, чтобы сделать жизнь (в нашем понимании) наиболее удобной. И им это удалось, что даже наши отъявленные скептики вынуждены это признать. По сути созданный западной цивилизацией мир уже не является той клоакой, которой нам бы хотелось его считать. И то, что удалось создать западу, можно без преувеличения считать очередным "чудом света". Всю самую тяжелую работу выполняет внешняя энергия, а над нашей "клоакой реальности" была создана хоть и виртуальная матрица, которая позволила людям реализовывать свои потребности так, как они видят правильным. Именно благодаря этой марице мы сейчас имеем возможность обсуждать эту и многие другие темы. Разве это не чудо? Скептики будет продолжать бурчать, что все это "не настоящее", и лет через 200-500 вся эта надстройка рухнет и о ней даже никто не вспомнит, а типа, наша ворчащая концепция останется верной. И они тоже будут правы. Но сейчас все это есть, и оно работает, несмотря на все ошибки и недочеты - этого никто не сможет отрицать.

И поэтому нет ничего удивительного, что этот раунд истории остается за западом, они воссоздали контуры этого мира, и они являются в нем хозяевами. У людей запада, вероятно, была своя формулу протеста по поводу устройства и конфигурации существующего мира, и они выразили ее в такой яркой и активной форме. Мы тоже имели свой протест, но выражали его по-другому. Западный вариант оказался более эффективным и действенным. В терминах рассылки, можно сказать, что в эгрегор западного мира было вложено больше энергии. И все здесь честно.

Ну и на этом закончим. В этом выпуске мы рассмотрели очень известные и очевидные вещи, но может быть взгляд на них с этой стороны покажется кому-то интересным. Если коротко резюмировать все сказанное, то даже взгляд на такое очевидное явление как жизнь может сильно отличаться. И это отличие заложено в семантике слов. Я воздержусь здесь от заключений, что какой-то из этих подходов "хороший и правильный", а какой-то "плохой и неверный" - пусть каждый сделает такое заключение для себя сам, если такое заключение вообще необходимо. Каждый из этих подходов работает в своем сегменте и имеет свои сильные и слабые стороны. И самая лучшая модель получается, если объединить одновременно обе концепции, и принимая за "настоящую жизнь" одну модель, знать, что существует еще и другая модель, где "настоящая жизнь"  - это нечто совсем другое. И тогда многие философские проблемы закроются.

You have no rights to post comments